Православный крест

ПАМЯТЬ
СВЯТАГО ОТЦА НАШЕГО
ЛЬВА,
папы Римского
Великий святитель и пастырь Божией Церкви — Лев, папа Римский, родом был из Италии; отец его именовался Квинтианом. С юных лет святый Лев был обучен всякой книжной премудрости, познакомился с внешней философией[1] и был наставлен в добродетелях христианских. Возлюбив духовное житие более мирского, он сначала был архидиаконом[2] у папы Сикста III-го[3]. За свое высокое целомудрие и чистоту он [318]по смерти Сикста единогласно был избран в первосвятителя Римской церкви. Как добрый пастырь, святый Лев усердно пас словесных овец Христовых, полагая за них свою душу.

В то время лютый мучитель Аттила, предводитель гуннов[4], называвшийся бичом Божиим, завоевав много стран, пришел и в Италию, намереваясь и ее опустошить огнем и мечом. Видя, что никто не может сопротивляться грозному завоевателю, папа Лев обратился с прилежной молитвой к Богу и, наложив на себя пост, призывая на помощь святых первоверховных Апостолов Петра и Павла, со слезами умолял Господа, чтобы Он защитил Своих рабов от свирепого врага. Почерпнувши в молитве мужество и твердость, святый Лев решил отправиться к мучителю, чтобы утишить его гнев и прекратить его ярость, готовый в случае нужды даже положить душу за овец своих. Мудрыми сладкоглаголивыми и боговдохновенными словами беседовал он с Аттилою и превратил его из лютого волка в кроткую овцу; грозный и неукротимый воитель смиренно и мягко внимал словам угодника Божия, удивляясь его архиерейскому величию и ужасаясь пред святостию честнаго лица его. Исполнив всё по желанию святаго Льва, грозный Аттила отошел от пределов Италии в свои земли.

Воеводы Аттилы немало удивлялись, как Лев мог так скоро и так необычно сделать Аттилу из столь лютого князя столь кротким; они спрашивали Аттилу:

— Почему ты убоялся одного только римлянина, пришедшего без оружия? Почему ты повиновался ему? Почему ты, словно побежденный, предался бегству, оставляя в Италии такое множество богатств?

[319]— Не видели вы того, что я видел, — отвечал им Аттила, — а видел я двух ангелоподобных мужей, стоявших по обеим сторонам папы (это были святые первоверховные Апостолы Петр и Павел); в руках они держали обнаженные мечи и грозили мне смертью, если я не послушаюсь Божия архиерея.

Таков был великий угодник Божий Лев, наводящий страх не только на невидимых врагов, но даже и на видимых, горячо любимый овцами, так как ради них он не убоялся идти к страшному завоевателю, готовясь в случае нужды даже пострадать от него.

Во время его святительства после еретика Нестория[5] выступили: Евтихий, архимандрит Цареградский, и Диоскор, патриарх Александрийский[6], — бесстыдные хулители, которые сливали два естества во Христе Господе нашем, Божеское и человеческое, в одно. Своею ересью они сильно смущали Церковь Божию. Собрав в Ефесе[7] свое неправедное соборище[8], они несправедливо осудили и замучили святаго Флавиана, патриарха Цареградскаго[9], защитника Православия, и много зла причиняли православным. Тогда святый папа Лев употребил всё свое старание к тому, чтобы укрепить и умиротворить Церковь, смущаемую еретиками; он писал к царям, сначала к Феодосию[10], потом к Маркиану[11], чтобы они созвали Вселенский Собор. Наконец, в царствование Маркиана и Пульхерии[12] созван был против Евтихия и Диоскора, проповедующих во Христе Господе единое естество, единое действование и волю, Вселенский Собор в Халкидоне[13], по счету [320]Четвертый, на котором было 630 святых отцов[14]. На сем Соборе святейшему папе Льву нельзя было присутствовать, — как по причине продолжительности пути и преклонного возраста, так и потому, что невозможно было ему удаляться из Италии вследствие часто случавшихся тогда нашествий врагов на эту страну; посему он послал своих наместников: епископов Пасхазия и Лукентия и пресвитеров Вонифатия и Василия. Во время прений с еретиками на том Соборе многими овладело сильное сомнение; тогда по повелению святых Отцев по поводу возражений еретиков было прочтено послание святаго Льва, папы Римского, писанное к бывшему перед тем патриарху Цареградскому святому Флавиану, который созвал против Евтихия поместный собор в Константинополе. О сем послании рассказывается, что сам святый верховный Апостол Петр своей рукой апостольской исправил его; свидетельство об этом мы находим в Лимонаре святаго Софрония Иерусалимского[15]:

«Поведал нам, — пишет святый Софроний, — авва Мина, настоятель киновии, именуемой Саламановой, находившейся близ Александрии, что он слышал такой рассказ аввы Евлогия, Александрийского патриарха[16]. Когда пришел я (рассказывал Евлогий) в Константинополь, я жил с господином Григорием, архидиаконом Римской Церкви, мужем поистине отменным и добродетельным, и часто беседовал с ним. Он-то и рассказал мне о блаженнейшем и святейшим Льве, папе Римском: именно о нем записано в Церкви Римской следующее: когда святый Лев написал послание к святому Флавиану, епископу Константинопольскому, против злочестивых Евтихия и Нестория, он положил сие послание на гробе первоверховного Апостола Петра, а сам с молитвой и постом просил сего Апостола:

— Если я, как человек, в чем-либо ошибся, или же чего-нибудь не пояснил, то ты, которому от Господа Бога и [321]Святый ЛевСпаса нашего Иисуса Христа поручена Церковь и сей престол, исправь сие.

Спустя сорок дней ему во время молитвы явился Апостол и сказал:

— Прочитал и исправил.

Взяв свое послание с гроба блаженного Петра, Лев раскрыл его и нашел его исправленным рукою Апостола. Сие сообщает нам святый Софроний.

Когда это послание святаго папы Льва было читано на Четвертом Вселенском Соборе, то все святые Отцы воззвали:

— Святый Апостол Петр глаголет устами Льва.

Таким образом, отцы собора в своих суждениях основывались на послании святаго Льва и этим посланием посрамили еретиков. Не только тогда, но и потом грамота сия, утверждающая православие и заграждающая уста еретикам, была в великом почитании у святых Отцов и, между прочим, у вышеупомянутого блаженного Евлогия, патриарха Александрийского. Сей Евлогий в то время, как еретики сильно хулили послание Льва и возражали написанному в нем, крепко защищал его, посему он приятен был святому Льву, уже отшедшему в то время из сей жизни и предстоящему вместе со святыми пред Богом.

Об этом тот же святый Софроний повествует: святый Феодор, епископ города Дарны в Ливии[17] разсказал нам следующее: когда я был кувикуларием[18] святаго патриарха Александрийского Евлогия, я видел во сне мужа священнолепного и светлого, который сказал мне:

— Возвести о мне патриарху Евлогию.

[322]Я спросил:

— Кто ты, владыко, и как мне сказать о тебе?

Он ответил мне:

— Я — Лев, папа Римский.

Войдя к патриарху Евлогию, я сказал ему:

— Святейший и блаженнейший папа Лев, первосвятитель римский, хочет войти к тебе.

Услышав это, патриарх Евлогий, быстро поднявшись, вышел ему навстречу; совершив молитву, они поцеловались и сели. Тогда блаженный Лев сказал святому патриарху Евлогию:

— Знаешь ли ты, зачем я пришел к тебе?

Тот отвечал:

— Нет.

Лев сказал ему:

— Я пришел благодарить вас за то, что вы хорошо и сильно защищали мою грамоту, изъяснили мое разумение, заградили ею уста еретиков и объяснили, таким образом, мою грамоту, которую я писал брату моему Флавиану, патриарху Константинополя, на обличение злочестивой ереси Нестория и Евтихия; знай же, брат, что не только я работал и трудился над сей грамотой, но также и святый первоверховный Апостол Петр прочитал и исправил ее, а более всех ее освятил Сам Христос Бог наш — проповедуемая нами Истина.

Такое видение (рассказывает епископ Феодор) видел я не один раз, но дважды и трижды: блаженные отцы — Лев и Евлогий пред моими духовными очами трижды сходились и беседовали друг с другом; об этом, повторенном троекратно, видении я возвестил святому Евлогию. Услышав сие, святый Евлогий прослезился и, простерев руки к Небу, воздал благодарение Богу, говоря:

— Благодарю великую и неизреченную благость Твою, Владыко Христе Боже наш, за то, что Ты сподобил меня, недостойного, быть проповедником Твоей истины и, по молитвам рабов Твоих, Петра и Льва, благоволил принять малое дерзновение мое, подобное двум медницам вдовы[19].

Таково известие Софрония. Изложенное здесь видение произошло спустя много лет после преставления святаго Льва, ибо святый [323]Евлогий жил гораздо позднее, а именно в царствование императоров Маврикия и Фоки[20], между тем как святый Лев, папа Римский, скончался прежде того, в царствование соименного себе царя Льва Великого[21].

Вот что известно о последних днях жизни св. папы Льва:

Достигнув глубокой старости и приблизившись к скончанию дней своей земной жизни, святый Лев был извещен от Бога о прощении своих немощей человеческих. Это произошло при таких обстоятельствах: папа Лев пробыл сорок дней у гроба святаго Апостола Петра в молитве и посте, умоляя святаго Апостола, чтобы он просил у Господа, да отпустит ему всеблагий Бог его прегрешения; по прошествии сорока дней ему явился святый Апостол Петр и сказал:

— Я молился за тебя, и отпущены тебе все грехи твои, кроме грехов, которые ты совершил при хиротонии других на священные степени. Лишь о том ты должен будешь отвечать: законно ли ты рукоположил кого, или нет.

После сего извещения святый Лев усилил свои молитвы, усугубил свой пост, умножил свои милостыни, вопия в сокрушении сердца своего до тех пор, пока не получил отрады совершенного прощения. Потом, приготовившись, как должно, к исходу, он предал святую свою душу в руки Божии и присоединился к лику прежде почивших святых, великих иерархов и учителей[22]; с ними он и предстоит ныне пред [324]престолом Христа Бога нашего, славимого и поклоняемого со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь.


Конда́къ ст҃а́гѡ, гла́съ г҃:

На прⷭ҇то́лѣ сла́вне сщ҃е́нства сѣ́дъ, и҆ львѡ́въ ᲂу҆ста̀ слове́сныхъ загради́въ, догма́ты бг҃одꙋхнове́нными чⷭ҇тны́ѧ трⷪ҇цы ѡ҆зари́лъ є҆сѝ свѣ́тъ бг҃оразꙋ́мїѧ твоемꙋ̀ ста́дꙋ: сегѡ̀ ра́ди просла́вилсѧ є҆сѝ, ꙗ҆́кѡ бж҃е́ственный таи́нникъ бж҃їѧ бл҃года́ти.

%d такие блоггеры, как: