Православный крест

СТРАДАНИЕ СВЯТАГО МУЧЕНИКА
ИОАННА НОВОГО
‎Родиной блаженного Иоанна был город Иоаннина[20] находившийся в греческой области, именовавшейся Эпиром[21]. Некогда этот город был местом постоянного пребывания греческого царя Пирра[22]. Родители святаго Иоанна были благочестивые христиане. Оставшись после их смерти в юных летах сиротою, Иоанн пришел в Константинополь, с намерением трудами рук своих добывать себе здесь необходимые средства к жизни. Он имел здесь, так же как и прочие ремесленники и торговцы, место на общественной площади и таким образом содержал себя своим ремеслом, имея достаток во всем необходимом. Бог споспешествовал ему во всех делах его, так как он проводил добродетельную жизнь и строго исполнял Закон Божий. Жителями Константинополя он был прозван Эпиратом, так как был родом из Эпира.

В то время Константинополь уже находился под властью мусульман[23], исповедывавших магометанскую веру. Многие и из христиан, соблазнившись магометанским нечестием, уклонялись в магометанство; в особенности же много было ремесленников и купцов, ранее исповедовавших христианскую веру, но потом перешедших в магометанство.

Истинному христианину блаженному Иоанну и пришлось жить среди таких-то людей. Со всех сторон его соседями по торговле были отвергнувшиеся от Христа и присоединившиеся к магометанству отступники; Иоанн часто открыто с ними препирался, изобличая их отступничество, так как это был юноша разумный, смелый в речах, говоривший за истину без страха. За всё это соседи Иоанна стали ненавидеть его. Они были не[285]довольны Святый мученик Иоаннтакже и тем, что видели преуспеяние в торговых делах святаго. Так как Иоанн приобретал всё более и более успеха в делах торговых, то прочие торговцы и ремесленники стали ему завидовать и начали замышлять, какое бы возвести на него обвинение, дабы погубить его. Блаженный же Иоанн, видя замышляемые против него козни, не устрашился их, но еще сильнее, всею душою, возжелал пострадать за истину Христову.

И вот, отправившись однажды в Великую Пятницу[24] к своему духовному отцу, — константинопольскому протопресвитеру, он исповедал ему свои грехи, а также сообщил ему о вражде злобствовавших на него и искавших его погибели соседей, передал также и о своем желании пострадать за Христа и просил от духовного отца своего полезного совета и утешения. Видя молодые годы святаго, протопресвитер не советовал ему отдаваться на мучение, сказав ему:

— Чадо, исследуй прежде внимательно, не внушен ли тебе диаволом таковой помысл: ведь диавол многих людей возбуждал к мученичеству, намереваясь предать их на посрамление всему миру, после того как они не в состоянии были перенести мучений и отпадали от веры.

Святый же Иоанн отвечал ему:

— Я надеюсь на Христа моего и твердо верую, что Он не отдаст меня на поругание врагам моим, но укрепит меня Своею силою, дабы я был в состоянии победить силу вражию.

— Чадо, — сказал на это протопресвитер, — в слове Божием сказано: дꙋ́хъ бо́дръ, пло́ть же немощна̀[25]. То дело, на которое ты идешь, требует большого приготовления, требует непрестанного [286]поста и молитв; когда ты очистишься подвигами поста и молитвы от всякого греха, тогда Бог Сам скажет тебе, как поступать тебе, ибо Бог обычно вселяется в чистых душах. Итак, возлюбленный, внимай себе и иди с миром, а я буду молить Бога, дабы Он сохранил тебя от всех твоих видимых и невидимых врагов, — от людей и бесов и дал бы тебе победу над ними.

Сказав это, протопресвитер с миром отпустил юношу.

На следующий же день утром блаженный Иоанн снова с светлым лицом и радостным духом явился к своему отцу духовному и сказал ему:

— Честны́й отче! В минувшую ночь я видел себя во сне стоящим посреди пламени, и не опаляемым, но веселящимся и ликующим, подобно трем отрокам в вавилонской пещи[26]. Итак, я надеюсь, что замышляемое мною дело с помощию Всевышнего дойдет до благополучного окончания. Я умоляю и тебя, честный отче: подкрепи меня своими молитвами!

Отец духовный на это сказал ему:

— Да укрепит тебя, чадо, Бог победить адского волка, — я разумею невидимого змия, — и да сподобит Он тебя увенчаться мученическим венцом!

Укрепив многими и другими ласковыми речами юношу на его подвиг, протопресвитер отпустил его, обещая молиться за него Богу.

Когда блаженный Иоанн пришел на рынок к своей лавке, то ненавистники его, наперед составивши план его погибели, стали говорить друг к другу:

— Этот человек не тот ли самый, который открыто отвергся Христа в Трикке[27]; для чего же он здесь держит себя как истинный христианин?

Услыхавши эти слова, юноша грозно посмотрел на говоривших и спросил их:

— О мне ли вы говорите, или, может быть, о ком либо другом?

— О тебе, — отвечали они, — а не о ком другом, и разве не правду мы говорим?

[287]— Со мною никогда не было и не будет того, — отвечал святый, — чтобы я отрекся от Христа Бога моего — в Трикке ли, в другом ли каком-либо месте. Я живу и всегда буду жить для Христа, Бога моего, и готов всегда умереть за Него.

Придя в сильную ярость от таких слов святаго, враги его быстро устремились к нему, как бы готовые сейчас же умертвить его, и тотчас же повлекли его к судилищу. Святый юноша шел поспешно, сияя лицом своим, как бы отправляясь на пир. Когда святый был приведен пред судилище, то враги его явились здесь и клеветниками, и свидетелями, и судиями святаго. Они обвиняли его единственно в том, что он в фессалийском городе Трикке будто бы открыто отвергся Христа и принял магометанскую веру, а пришедши в Константинополь, снова притворяется христианином и хулит магометан. Начиная допрос, враги святаго прежде всего стали выказывать притворное и лицемерное сострадание к нему, как бы жалея его, и стали ласково увещевать его отречься от Христа. Затем, увидавши, что он стоит непоколебимо в христианской вере, они стали устрашать его к отречению от христианства угрозами, но не достигнув ничего и этим путем, стали немилосердно бить его, после чего ввергли его в темницу, намереваясь держать его здесь до тех пор, пока не решат, что делать с ним далее.

На другой день утром, выведя святаго из темницы, нечестивые судьи его стали его спрашивать, не решил ли он отречься от Христа и принять их веру. Но увидав, что он по-прежнему непреклонно исповедует христианство, они снова начали бить его без пощады толстыми палками. Святый же, как твердый адамант, молчаливо претерпевал наносимые ему побои, как будто били не его, а кого-то другого. Он только тихо молился Богу, говоря:

— Я ни за что в мире не отрекусь от своей веры; никогда не будет со мною того, дабы я стал веровать по иному, а не так, как это прилично христианину; никогда не будет того, чтобы я был обольщен ласками или побежден мучениями. Делайте со мною, что хотите, дабы скорее я перешел от сей кратковременной жизни к жизни вечной. Как Христов раб, я следую за Христом и за Христа умираю, дабы жить с Ним во веки.

[288]Неправедные судьи повелели снова бросить святаго в темницу. Мученика теперь уже не вели, но влекли по земле, рвали его за волосы, ударяли по щекам и попирали ногами. Наконец, он снова был заключен в узы.

На другой день святый был снова выведен на суд, но так как он дерзновенно продолжал говорить то же самое, что и раньше, то его опять начали бить без милости. В то время когда его били, мученик радостно воспевал церковную песнь: хрⷭ҇то́съ воскр҃се и҆з̾ ме́ртвыхъ[28] и прочее, ибо тогда были дни Пасхи. Всё тело святаго было изъязвлено ранами, и земля около него обагрилась кровью. Между тем святый мученик как бы не своим телом терпел страдание, но во время мучений то пел, то обращался к своим мучителям со словами:

— Бейте, бейте меня, из всех сил ваших, бейте и насколько можете увеличивайте побои: но тем не менее вы никогда не будете в состоянии отвратить меня от Христа моего и соделать своим единомышленником.

После сего, устыдившись, мучители снова ввергнули мученика в темницу и здесь мучили его в продолжении нескольких дней голодом и жаждою, потом снова вывели его из темницы и видя, что он, несмотря на все мучения, не изменяет вере Христовой, осудили его на сожжение.

Преподобные Косма и АвксентийКогда святый, закованный железными цепями, был веден на смерть, ꙗ҆́кѡ ѻ҆вча̀ на заколе́нїе[29], то во время пути мучители его били его руками, ударяя по лицу, и оскорбляли его бранными словами: но некоторые из бывших здесь выражали ему свое соболезнование и просили его не губить свою юность. Но Христов мученик шел на смерть с великим торжеством, как бы готовясь получить какие-либо великие почести.

Наконец святый Иоанн дошел до места, где был разложен мучителями большой костер. Святый, не дожидаясь, пока его бросят на костер, мужественно сам вошел на него и стал в самое пламя. Тогда мучители, ухватив конец цепи, которою был скован святый Иоанн, вытащили его из пламени. Святый же мученик сказал мучителям:

— Зачем вы не даете мне сгореть в пламени? Зачем пре[289]пятствуете тому, чтобы я стал благоугодною для Христа жертвою?

Тогда судьи, хотя и знали, что смерть путем сожжения огнем весьма мучительна, но так как святый сам сильно желал такой смерти, то переменили свое решение и осудили святаго на смерть не через сожжение, а через усекновение мечом. Они приказали палачу отсечь голову непобедимому юноше, а затем бросить отрубленную голову вместе с туловищем в костер. Таким образом святый новый мученик Христов Иоанн-Эпират восприял в восемнадцатый день месяца апреля[30] венец мученический.

Несмотря на то, что тело святаго было сожжено на костре, верующие нашли некоторые части его костей, уцелевшие от огня; взявши их, они с благоговением хранили их у себя, прославляя Христа Бога нашего, восхваляемого со Отцем и Святым Духом во веки. Аминь.

%d такие блоггеры, как: