Orthodox cross

СТРАДАНИЕ СВЯТАГО МУЧЕНИКА НИКИФОРА

В великой Антиохии Сирийской жили некий пресвитер, по имени Саприкий, и простец — гражданин Никифор. Они питали друг к другу такую любовь и так были дружны, что некоторые считали их родными братьями.

После многих лет такой дружбы им позавидовал ненавидящий всё доброе диавол и посеял в них такие плевелы вражды, что они не желали даже встречаться друг с другом на дороге: так они возненавидели друг друга. И насколько прежде между ними царили любовь и дружба, настолько после, по действию сатаны, воскипела у них друг к другу ненависть и вражда.

Прожив в такой ненависти и вражде друг с другом довольно долгое время, Никифор, придя в себя и уразумев, что эту вражду сеет диавол, стал просить своих друзей и соседей, чтобы они отправились к пресвитеру Саприкию и умолили бы его простить его, кающегося, и возлюбить прежнею любовию; но пресвитер не захотел оставить своей вражды против него.

[181]Святый мученик НикифорТогда Никифор снова послал других друзей с тою же просьбою, но пресвитер и их слушать не захотел. Он также отверг и в третий раз посланных и не послушал их моления, и, таким образом, не преклонился на милость, дабы простить брата, смиренно ищущего прощения. Наоборот, ожесточив сердце свое, он оставался неумолимым, забыв слова Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: ѿпꙋща́йте, и҆ ѿпꙋ́стѧтъ ва́мъ[1]. И еще: а҆́ще ᲂу҆̀бо принесе́ши да́ръ тво́й ко ѻ҆лтарю̀ и҆ тꙋ̀ помѧ́неши, ꙗ҆́кѡ бра́тъ тво́й и҆́мать нѣ́что на тѧ̀: ѡ҆ста́ви тꙋ̀ да́ръ тво́й пред̾ ѻ҆лтаре́мъ, и҆ ше́дъ пре́жде смири́сѧ съ бра́томъ твои́мъ[2]: и еще: а҆́ще не ѿпꙋща́ете человѣ́кѡмъ согрѣшє́нїѧ и҆́хъ, ни ѻ҆ц҃ъ ва́шъ ѿпꙋ́ститъ ва́мъ согрѣше́нїй ва́шихъ[3].

Тогда Никифор, видя, что Саприкий пресвитер не хочет принять ходатайства о нем, сам пошел к нему и, припав к его ногам, сказал ему:

— Прости меня, отче, ради Господа прости.

А Саприкий даже и не взглянул на него; он был человеком немилосердым и не имел ни любви, ни страха Господня; будучи христианином и пресвитером, он и без просьбы должен был простить брата своего. Не получив прощения, Никифор пошел от него посрамленным и отверженным.

В это время, — в царствование Валериана и Галлиена[4] — как христианин схвачен был и Саприкий и представлен был игемону на истязание.

[182]Игемон спросил:

— Как твое имя?

— Я называюсь Саприкием, — отвечал тот.

— Какого ты рода? — спросил игемон.

— Я христианин, — отвечал Саприкий.

— Ты клирик? — снова спросил игемон.

— Я пресвитер, — отвечал Саприкий.

Тогда игемон сказал:

— Цари наши, владыки страны этой и всех пределов римских, Валериан и Галлиен, повелели, дабы те, кои именуют себя христианами, принесли жертвы бессмертным богам; а кто, презрев, отвергнет повеление царское, — тот пусть да знает, что он, после всевозможных мук, осужден будет на тяжкую смерть.

После этих слов Саприкий, предстоя игемону, сказал:

— О, игемон! Мы, христиане, имеем Царя, — Христа Бога, ибо Он один есть Истинный Бог и Создатель неба и земли, моря и всего, что находится в них; все же боги языческие суть бесы, и да уничтожатся они с лица всей земли; как дела рук человеческих, они никому не могут помочь.

Тогда разгневанный игемон повелел растянуть его на колесо и безжалостно мучить. Среди этих истязаний Саприкий сказал игемону:

— Ты имеешь власть над телом моим, над душою же моею не имеешь никакой власти: над нею имеет власть только один Создавший ее Иисус Христос.

После этого Саприкий мужественно претерпел все причиненные ему муки.

Видя его непреклонным, жестокий судия издал на него такой смертный приговор:

«Пресвитера Саприкия, презревшего царское повеление и не пожелавшего принести жертвы бессмертным богам и оставить христианское заблуждение, повелеваем усечь мечом».

В то время, как Саприкий шел на казнь, в надежде получить небесный венец мученичества, блаженный Никифор, услышав об этом, поспешил к нему навстречу и, припав к ногам его, сказал:

— Мученик Христов, прости меня, я согрешил пред тобою!

[183]Тот же на это не ответил ему ничего, так как сердце его по-прежнему было объято бесовскою злобою.

На дальнейшем пути к месту казни святый Никифор снова припал к ногам Саприкия, говоря:

— Мученик Христов, прости меня, в чем я согрешил пред тобою, как человек; вот тебе дается с Небес венец от Христа, так как ты не отвергся Его, но исповедывал Имя Его святое пред многими.

Саприкий же, ослепленный ненавистию и жестокосердый для прощения, оставался неумолимым, вовсе не показывая намерения простить его. Он даже и слова не сказал к упрашивавшему его собрату, так что даже сами мучители удивлялись ожесточению Саприкия и говорили Никифору:

— Такого безумного человека, как ты, мы никогда не видали: теперь вот он идет уже на смерть, а ты еще усерднее умоляешь его: разве по смерти он может в чем-нибудь тебе повредить? И зачем тебе нужно примиряться с тем, кто сейчас умрет?

На это святый Никифор ответил им:

— Не знаете вы, чего я прошу у исповедника Христова, но Бог знает.

Когда они пришли на место, где Саприкия должны были усечь мечом, святый Никифор снова обратился к нему:

— Молю тебя, мученик Христов, — сказал он, — прости меня, если я в чем согрешил пред тобою, как человек. Писано: проси́те, и҆ да́стсѧ ва́мъ[5], — вот я тебя умоляю. Итак, подай мне прощение.

Но жестокосердый друг его Саприкий не преклонился на такие моления; он не вспомнил слов Господа: возлю́биши гдⷭ҇а бг҃а твоего̀ всѣ́мъ се́рдцемъ твои́мъ и҆ и҆́скреннѧго твоего̀, ꙗ҆́кѡ са́мъ себѐ[6]; но, закрыв уши сердца своего и тела, оставался как глухой аспид, отвергая моление заклинающего его. Итак, Саприкий не внял реченному в Евангелии, что кто прощает ближнему своему, тот и сам будет прощен, и не послушал слов Господа: въ ню́же мѣ́рꙋ мѣ́рите, возмѣ́ритсѧ и҆ ва́мъ[7]. Вот почему Господь, праведный Судия, по справедливому суду Своему [184]отъял благодать Свою от Саприкия, и тотчас же тот отпал от Господа и лишился сплетенного им для себя венца мученичества.

Когда мучители сказали Саприкию: «Преклони колени твои, чтобы мы могли отсечь голову твою», — он сказал им:

— За что вы хотите усечь меня?

Воины на это ответили:

— За то, что ты не хотел принести жертвы богам и ослушался царского повеления ради некоего человека, именуемого Христом.

Услышав это, окаянный Саприкий сказал им:

— Не убивайте меня, ибо я исполню то, что повелевают цари: поклонюсь богам и принесу им жертву.

Так ненависть ослепила сердце Саприкия! Она отторгла его от благодати Божией, и он, — прежде мучимый и не отвергавшийся Христа, теперь, — вместо того, чтобы приять уже мученический венец славы, отрекся от жизни вечной и стал отступником.

Услышав эти безумные слова Саприкия, Никифор стал со слезами на глазах умолять его:

— Не делай сего, о возлюбленный брат! Не отвергайся Господа нашего Иисуса Христа! Не губи того венца небесного, который ты сплел себе среди твоих страданий! Вот, у дверей стоит Владыка Христос, Который снова явится тебе, и воздаст тебе жизнь вечную за сию временную смерть, которую ты пришел принять на это место.

Саприкий же не слушал его молений: он спешил к вечной смерти, теряя вместе с тем ту бесконечную жизнь, которую должен был восприять чрез один удар меча.

Святый же Никифор, видя, что Саприкий совершенно отпал от святой веры и отторгся от Христа — Истинного Бога, начал громким голосом так взывать к мучителям:

— Я — христианин и верую в Господа нашего Иисуса Христа, Коего отвергся Саприкий; итак, усеките меня вместо Саприкия.

Воины, не смея умерщвлять его без повеления игемона, весьма удивлялись, что он самовольно предает себя на смерть, совершенно свободно восклицая:

— Я — христианин и вашим богам не принесу жертвы!

[185]Тогда один из мучителей, явившись к игемону, возвестил ему, что Саприкий обещался принести жертву богам, но есть некий, — добавил он, — который желает умереть за так называемого Христа, и потому громко восклицает:

— Я — христианин, богам вашим не принесу жертву и царских повелений не послушаюсь!

Услышав это, игемон приказал Саприкия отпустить на свободу, а Никифора вместо него усечь мечом. Так святый мученик умерщвлен был за Христа, в девятый день месяца февраля[8], и, радуясь, отошел ко Христу Господу, дабы приять от десницы Его венец победы и предстать Ему в лике святых мучеников, славящих Отца, и Сына, и Святаго Духа, Единого в Троице Бога, Ему же честь и поклонение, слава и держава во веки, аминь.


Конда́къ мч҃нка, гла́съ а҃:

Любвѐ сою́зомъ связа́всѧ нїки́форе, разрꙋши́лъ є҆сѝ ꙗ҆́вѣ ѕло́бꙋ не́нависти, и҆ мече́мъ во главꙋ̀ твою̀ ᲂу҆сѣ́ченъ бы́лъ є҆сѝ, мч҃нкъ бж҃е́ственный вопло́щшагѡсѧ сп҃са, є҆го́же ѡ҆ на́съ молѝ, пою́щихъ сла́внꙋю па́мѧть твою̀.

И҆́нъ конда́къ, гла́съ г҃:

Впери́всѧ сла́вне гдⷭ҇нею любо́вїю, и҆ сего̀ сла́вный кре́стъ на ра́мо взе́мъ, посрами́лъ є҆сѝ дїа́вѡли кѡ́зни, пострада́лъ є҆сѝ да́же до сме́рти, и҆ и҆́стины ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ побѣдоно́сецъ, ѻ҆рꙋ́жникъ и҆ таи́нникъ бж҃їѧ бл҃года́ти.

Жития Святых (1903-1911) - разделитель 1.png

[186]

ПАМЯТЬ СВЯТЫХ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКОВ
МАРКЕЛЛА,
епископа Сицилийского,
ФИЛАГРИЯ,
епископа Кипрского

Святые священномученики Маркелл и Филагрий были учениками святаго Апостола Петра. Во время земной жизни Христа святый Маркелл проживал в городе Антиохии. Слыша о чудесах Господа, он пришел из Антиохии в Иерусалим, чтобы увидеть Его, и тогда же познакомился с Апостолом Петром. После воскресения Христа святый Маркелл был поставлен Апостолом во епископы Сицилии и мученически скончался там после того, как множество язычников обратил ко Христу. Святый же Филагрий был епископом на острове Кипре, ревностно проповедывал веру во Христа и, претерпев за это множество мучений, отошел ко Господу.