СТРАДАНИЕ
СВЯТАГО МУЧЕНИКА
ВАСИЛИСКА
После убиения святых мучеников Евтропия и Клеоника[1], вместе с которыми принял много страданий и святый Василиск (хотя сей последний и остался жив, но находился в темнице), а также и после гибели правителя Асклипиодота прибыл в область Понта[2], присланный мучителями Максимианом и Максимином[3], другой правитель, именем Агриппа, с приказанием продолжать гонение и убивать верующих во Христа. Еще до прибытия его в город Амасию[4] святый Василиск, находившийся там в темнице, молился со слезами Богу в таких словах:

— Господи Иисусе Христе, помяни меня и не забудь меня до последней минуты страданий, но помоги мне скорее получить венец мученический, дабы я не был отделен от тех святых [645]Святый мученик Василискмужей, которые вместе со мною были взяты, прежде меня пострадали и приняли венец мученический.

В полночь явился ему Господь в сонном видении и сказал:

— Помню о тебе и не забуду тебя, а твое имя написано (в списке мучеников) впереди тех, которые с тобой взяты. Не скорби, что ты пострадаешь после них, ибо ты предупредишь многих; память же о тебе сделаю славной по всей вселенной. Теперь же иди, простись последний раз с твоей матерью, братьями и родственниками, а когда вернешься, тотчас примешь венец мученический и будешь погребен в Команах[5]. Не бойся мук, которым ты подвергнешься, потому что Я с тобою, и не может погубить души твоей злоба людская.

Пробудившись, святый Василиск преисполнился радости и возблагодарил Бога. Затем он увидел, что двери темницы открыты. Когда начало рассветать, он сказал стерегущим его воинам и главному стражу темницы:

— Дайте мне свободу на четыре дня, дабы я мог проститься с матерью моею и братьями моими, живущими в селении Кумиальском; вернувшись же, я отойду к истинному Отцу моему — Господу Иисусу Христу.

Воины же и темничный страж так ответили ему:

— Твой Бог, Которому ты служишь постоянно, пусть будет свидетелем того, что мы совершенно отпустили бы тебя из темницы, если бы не боялись правителя, прибытия которого ожидаем в скором времени.

Святый возразил ему:

— Совершенно отпущенным я не желаю быть, но, как и говорил, только пойду прощусь с матерью, братьями и род[646]ственниками своими, потому что так повелел сделать мне Господь мой.

— Боимся как бы, вскоре по отлучении твоему, — упорствовали воины, — не потребовали тебя у нас, потому что, вот, как мы слышали, сегодня должен прибыть в город правитель, а все заключенные записаны в судебную книгу.

Святый Василиск сказал на это так:

— Воля Бога моего такова, чтобы я шел в мое родное селение; поэтому, если вы согласны, пусть несколько человек из вас идут со мною и опять вместе со мною вернутся.

Тогда воины уступили его просьбе, и несколько человек из них собрались и пошли вместе с Василиском в его селение.

Встретили же святаго его братья (он имел трех братьев) и мать с великою радостию, а воины были приняты в их дом с большою честию.

На следующий день утром святый созвал всех сродников своих и много поучал их относительно того, что служит к душевной пользе, а также наставлял их в истинах христианского учения; он много поучал их и о том, что только путем скорбей возможно войти нам в Царство Христово.

Так утешая всех и в последний раз лобызаясь со своими родными, святый изрек:

— Братия, отцы и дети по Христу! Пребывайте в вере в Господа нашего Иисуса Христа и ни в каком случае от Него не отступайте, потому что мир и все, что он в себе содержит, есть только тень, быстро исчезающая; Господь же пребывает во веки. Умоляю вас помолиться обо мне Владыке всех нас — Богу, да подаст Он мне силу совершить подвиг страдания, как совершили его и святый Феодор Тирон[6], и Евтропий, и Клеоник, которые были схвачены вместе со мною. Спасайтесь, мужи, жены, братья, сестры и дети, я же ухожу от вас, и больше вы не увидите меня в этой временной жизни.

Когда святый окончил эти слова, поднялся сильный плач и рыдание, и все стали просить святаго:

— Когда окончишь святую жизнь свою, помолись о нас и о всех христианах Господу, да прекратится воздвигнутое мучи[647]телями гонение на православную веру и да уничтожится служение идолам; благодать же Христова да воссияет по всей земле.

После того святый Василиск отправился в путь с воинами, дабы возвратиться в темничные узы.

В это время прибыл в город Амасию правитель Агриппа и, созвав всех почетнейших граждан, вошел с ними в храм языческий, называвшийся Петасон[7], а потом в другой, называвшийся Серапион[8], и принес жертву своим нечистым богам. А на следующее утро правитель пришел на место судилища и справлялся здесь о заключенных в узы, и прежде всего спрашивал о Василиске, потому что слышал о нем и хотел в самом начале привлечь его на свой суд.

Градоначальник отправился в темницу, желая привести к правителю Василиска, — но, не нашедши его там, схватил темничного стража и, связав, привел его перед судилище. Правитель же, подвергнув его истязаниям, спросил:

— Как ты осмелился выпустить из темницы заключенного в нее врага наших богов и ослушника царских повелений?

— Ныне второй день, — отвечал темничный страж, — с того времени, как Василиск с воинами ушел в свое селение.

— Я прикажу умертвить тебя, — исполнившись ярости, воскликнул правитель, — если ты не представишь мне того человека, хулившего наших богов!

— На четвертый день я представлю его пред тебя, — отвечал темничный страж.

И тотчас правитель послал с тем стражем магистриана[9], человека злого и свирепого нравом, и с ним воинов и дал ему поручение в таких словах:

— Только тогда я поверю, что ты человек, ревнующий о наших богах, когда ты схватишь того богохульника и приведешь [648]его ко мне. Направь же его в Команы, потому что я сам отправляюсь туда.

Магистриан, выйдя от правителя, изготовил медные сапоги со множеством острых продолговатых железных гвоздей внутри и, взяв с собой темничного стража и воинов, отправился в родное селение Василиска, везя на осле тяжелые железные цепи, приготовленные для мученика.

— Шел же и я, — (говорит описатель дальнейших событий святый Евсигний)[10], — следуя за ними в надежде видеть страдания и кончину святаго Василиска. Достигши до того селения, они схватили мученика, выходившего уже из дома по направлению к городу Амасии, чтобы вернуться в свою темницу, и связали его двойными цепями; также и шею его заковали в железную цепь, а на ноги надели медные сапоги с гвоздями внутри, так что гвозди проникли в ноги святаго до самых костей, и кровь обильно текла из его израненных ног; при этом мучители сильно били Христова мученика, когда вели его к городу Коману. С плачем провожали его мать, братья и сродники его. На прощание мать сказала ему:

— Сын мой любезный! Христос, Которого возлюбил ты, да будет тебе помощником в этом мученическом подвиге. Недолговременно будет житие твое здесь, зато в будущем веке тебя ожидает вечная жизнь; тяжкие ныне принимаешь муки, зато получишь славный венец от Христа Бога; злые люди мучают тебя на земле, зато Ангелы мира примут тебя на Небе; как разбойника судят тебя, но тот самый разбойник, что был распят со Христом, примет тебя в рай; цари смертные и подверженные тлению отнимают у тебя жизнь, но Бог Вечный возвратит тебе жизнь и сопричислит тебя к силам ангельским. И нас воспомяни, дорогой сын мой, на этом пути ко Господу, по которому ты шествуешь!

Произнесши это, мать возвратилась обратно в дом свой, молясь Господу о своем сыне, да укрепит Он его мужественно перенести мучения.

Святый же, оглянувшись назад и видя следующих за ним [649]трех братьев своих, а также сродников и многих из народа, плакавших о нем, такими словами умолял их возвратиться к себе домой:

— Не плачьте обо мне, но лучше молитесь Господу, чтобы Он дал мне силу победить диавола и посрамить его служителей.

Потом он облобызал каждого и, увещевая всех вернуться, сказал им:

— Опять увидимся друг с другом в день воскресения и жизни вечной.

Но провожавшие святаго не хотели вернуться и с плачем следовали за ним.

И снова увещевал их святый такими словами:

— Для чего вы своим плачем и слезами смущаете мое сердце? О, если бы мне позволено было много раз умереть за Господа нашего Иисуса Христа! Умоляю вас, возвратитесь и молитесь за меня Богу!

Но так как они и после этого не хотели возвратиться, то магистриан сказал им:

— Клянусь здравием царей моих, что, если вы не вернетесь, то я свяжу вас всех и отведу к правителю.

Но когда они не послушали и его слов, тогда магистриан с воинами начал бить их и едва мог отогнать их от святаго.

Будучи веден таким образом, святый мужественно переносил тяжесть железных вериг и доблестно терпел боль в ногах, пронзенных во многих местах острыми гвоздями, которыми усеяны были медные сапоги, и путь его обагрялся кровью. Сам же он с радостию воспевал:

— А҆́ще ѡ҆полчи́тсѧ на мѧ̀ по́лкъ, не ᲂу҆бои́тсѧ се́рдце моѐ[11], потому что Ты, Христос Господь, со мною.

Многое и другое вещал святый, обращаясь к Господу в пении и молитве. Магистриан же и бывшие с ним, видя мученика легко идущим, несмотря на то, что ноги его были обуты в сапоги с гвоздями, весьма удивлялись; но со святым мучеником был Господь, облегчавший его страдания.

Когда они достигли селения, называемого Дакозария, магистриан и воины захотели отдохнуть, потому что было жарко и наступил [650]полдень. Владетельница того селения, вдова по имени Трояна, увидав пришедшего с воинами магистриана, просила их войти в ее дом вкусить пищи; всего было их человек сорок. Когда они вошли, она все устроила для них. Итак, они ели, пили и веселились, а святаго мученика Василиска, со связанными назад руками, привязали к сухому дубу, росшему около ворот ее дома. К святому собралось множество народа — мужчин и женщин, а также детей. Видя его заключенным в тяжкие оковы и привязанным на припеке солнца, а также видя кровь, текшую из его ног, они умилялись и выражали ему соболезнование. Святый же молился Богу, взывая:

— Господи, посети меня, как ты посетил Иосифа в темнице[12], Даниила во рве львином[13], трех отроков в пещи вавилонской[14]. И как Ты явил милость Сусанне[15], подвергшейся напасти от лукавых старцев, вывел Петра из темницы[16], а Феклу защитил от поругания[17], так и на мне, смиренном и недостойном рабе Твоем, покажи дивную Твою милость и яви чудеса Твои во славу Твоего Пресвятаго Имени!

Когда святый окончил молитву свою, внезапно произошло землетрясение и был слышен голос свыше, говоривший:

— Не бойся, Я с тобою!

И вдруг медные сапоги, бывшие на ногах мученика, внезапно растаяли, как воск от огня; вериги же спали со святаго, а сухой дуб зазеленел, распростирая над святым многочисленные густые ветви свои и покрывая его тенью на большое пространство кругом. А на том месте, где стоял святый и где земля обагрилась его кровию, потек источник воды.

После этого святый вознес в таких словах благодарение Богу:

— Господь Иисус Христос, Предвечное Слово и Сын Непостижимого и Несказанного Отца, благоволивший сойти на землю и сделаться человеком, дабы искупить нас от древнего мучителя диавола и избавить от всех лукавых его козней, вознесший нас на Небо, а его поправший и осудивший [651]на пребывание в бездне, даровавший нам новую жизнь, — какими устами прославлю Тебя, какими словами перескажу Тебе свои чувства, как воспою Тебя и возвещу Твои великие дела и силу, которые Ты ныне явил на мне, рабе Твоем, как раньше на святых Твоих Евтропии и Клеонике, когда они были замучены по приказанию правителя Асклипиодота! В самом деле, кто я, недостойный, что столь великую и удивительную милость Ты явил на мне; сама земля, видевшая силу Твою, потряслась.

Магистриан же и воины, испугавшись землетрясения, убежали из того дома и, увидев происшедшие чудеса, пришли в сильное недоумение. Одни из них говорили, что это только так кажется, другие же считали это волшебством, а народ, стоявший вокруг святаго, в ужасе дивился этому и прославлял силу Христа Бога. И многие уверовали во Христа, говоря:

— Вот, святый человек послан сюда Богом, чтобы освятить наше место.

Принесли к святому расслабленного, лежавшего на постели; когда мученик Христов коснулся его, тотчас расслабленный поднялся, как здоровый, и, взяв свою постель, пошел к себе в дом, прославляя Бога; привели еще и прокаженных, и он исцелил и их, прикоснувшись к ним; всех, страдавших водобоязнью и лихорадочными припадками, а также страдавших всякими другими болезнями или одержимых нечистыми духами — всех исцелял святый словом своим. Все, видевшие чудеса сии, прославили Истинного Бога и уверовали в Него; жители же того селения преисполнились великой радости. Уверовала во Христа также и владетельница того селения Трояна с сыном своим Трояном и просила крестить ее.

— Я, грешный Евсигний, — говорит повествователь, — видя все случившееся, от всего сердца прославлял Господа.

В тот же день, вечером, стадо волов, шедшее с пастбища в селение и проходившее по тому пути, где стоял святый Христов мученик, как бы прославляя великие дела Божии, пало перед святым на колени.

Тогда магистриан и воины раскаялись в тех жестокостях, какие они причинили святому, потому что ужас охватил их, когда они увидели дивные чудеса, совершенные Господом по молитвам святаго. На следующий день магистриан кротко сказал мученику:

[652]— Если угодно тебе, господин Василиск, то отправимся в путь, чтобы ради тебя мы не подверглись наказанию от правителя.

— Хорошо, пойдем в путь, — отвечал святый, — потому что я хочу умереть за моего Господа.

Когда все они вышли из селения того, весь народ, с владетельницею Трояною, провожал святаго. Святый же мученик умолял всех их возвратиться к себе обратно: одни вернулись, другие же продолжали следовать за ним. Когда же вступили на большой мост, положенный чрез реку Иреос, затрясся мост от присутствия Христа, Который шел невидимо с рабом Своим, святым Василиском, как после сам святый мученик Василиск поведал мне, недостойному Евсигнию, — говорит повествователь. — Когда мост потрясся, святый остановился и, воссылая хвалу Богу, умолял народ вернуться обратно и едва убедил его исполнить свою просьбу.

Во время шествия своего святый на каждом высоком и красивом месте преклонял колена свои и молился ко Господу такими словами:

— На всѧ́комъ мѣ́стѣ влады́чества є҆гѡ̀ бл҃гословѝ, дꙋшѐ моѧ̀, гдⷭ҇а[18].

Когда же все достигли селения, называемого Саон, то воины и магистриан приготовились вкусить пищи и убеждали святаго вкусить вместе с ними хлеба. Он же отказывался, говоря:

— Гдⷭ҇ь пасе́тъ мѧ̀, и҆ ничто́же мѧ̀ лиши́тъ[19]; меня питает Владыка мой, Иисус Христос.

Они же снова уговаривали его, говоря:

— Вкуси, господин, чтобы ты не умер с голода и мы ради тебя не приняли наказания, если не приведем тебя ко правителю; ведь уже третий день, как ты вовсе не принимал пищи.

Святый сказал им на это:

— Я преисполнился пищи бессмертной, а потому не хочу вкушать пищи смертной. Вас питает хлеб земной, а меня питает небесное Слово Божие; вас веселит вино, а меня — благодать Святаго Духа; вас упитывает мясо, а меня — пост; вас укрепляет бодрость телесная, а меня — крест во Имя Христово; вас делает богатыми золото, а меня — любовь к Иисусу Христу; [653]вас украшают одежды, а меня — добродетели; вы находите веселье в смехе, а я утешаю дух мой молитвой; вы любите царя вашего временного, смертного и подверженного тлению, жаждете видеть его и исполняете его законы, а я — люблю Бога и Царя моего Небесного, лобызаю законы Его и желаю питаться лицезрением Его; вы ожидаете славы на земле, а я — на Небе; вы ищете известности между людьми, а я надеюсь получить славу на Страшном Суде при воскресении праведных, когда скажет Владыка мой: «прїиди́те бл҃гослове́ннїи ѻ҆ц҃а̀ моегѡ̀, наслѣ́дꙋйте ᲂу҆гото́ванное ва́м ца́рствїе ѿ сложе́нїѧ мі́ра»[20].

Когда святый говорил так, магистриан велел оседлать животных и предложил мученику сесть на одного осла, сказав:

— Три дня идешь ты голодный; сядь хоть на животное, чтобы ты не изнемог окончательно.

Святый же не согласился сесть, сказав:

— Меня укрепляет Господь мой, Иисус Христос, — а покой и отраду подает мне Святый Дух.

Затем все отправились в путь, а к вечеру пришли в одно селение, где и остановились ночевать. И когда воины сели за вечернюю трапезу, магистриан умолял святаго Василиска вкусить с ними чего-нибудь, но он отказался и провел всю ночь в молитве и пении, причем сами святые Ангелы пели вместе с угодником Христовым.

Когда настал день, снова все отправились в путь и дошли до города Команы в четвертом часу дня. И когда приближались к городу, то услышали от многих, встречавшихся по дороге, что правитель предает казни всех, не соглашающихся кланяться идолам. Но Господь явился святому Василиску и сказал ему:

— Мужайся, не бойся угроз идолопоклонников, потому что Я с тобою.

Когда они вступили в город, воины, сопровождавшие святаго, спрашивали жителей города:

— Где сейчас находится правитель?

Им было сказано, что правитель находится в храме Аполлона[21] и приносит там жертву богам.

Магистриан, отправившись к правителю, сообщил ему, что он доставил Василиска. Правитель весьма обрадовался этому. [654]Рассказал магистриан также и о чудесах, случившихся во время их пути, но правитель не поверил ему, заметив:

— Все это — волшебство христиан.

Затем он приказал привести к себе святаго Василиска в храм Аполлона, думая принудить его здесь к принесению жертвы. Тотчас же к Василиску побежали воины правителя и насильственно повлекли святаго в храм, сказав:

— Иди в храм к правителю и поклонись богам, если хочешь быть жив.

Магистриан же и воины, пришедшие с ним из путешествия, начали рассказывать воинам правителя о чудесах, которые они видели, и прибавляли:

— Поистине удивительные знамения и силу Божию видели мы, не в видении или волхвовании, но в действительности происходившие.

Потом, обратившись к святому, они сказали ему:

— Прости нам те жестокости, господин Василиск, которые мы по нашему неведению причинили тебе и помолись за нас твоему Богу!

Пока они это говорили, новые воины, пришедшие от правителя, схватили мученика и повели в храм. Святый вошел в храм с светлым лицом, радуясь о Господе, Боге своем.

Увидав его, правитель спросил:

— Это ты Василиск?

— Да, это я, — отвечал святый.

— Так скажи, — продолжал правитель, — принесешь ты жертву богам, или нет?

— Кто это сказал тебе обо мне, — возразил святый, — что я не приношу жертвы Богу? Я всякую минуту совершаю жертву хвалы в честь моего Бога.

Правитель же, не поняв сказанного, сказал святому:

— Хорошо; итак, принеси жертву какому хочешь из всех наших богов.

Святый Василиск, приблизившись к идолу, спросил окружающих:

— Как называется этот бог ваш?

Ему сказали:

— Аполлон.

— Справедливо вы сказали, что он называется Аполлоном, — [655]подтвердил святый; — Аполлон — значит губитель[22] и поистине влечет в погибель верующих в него и поклоняющихся ему, как богу, так как он не есть бог.

— А как имя тому богу, которому ты хочешь принести жертву? — спросил правитель.

— Бог мой, — отвечал святый, — неизреченный, непостижимый, невидимый и необъяснимый по Своим свойствам.

— А не имеет ли имени Бог твой? — допытывался правитель.

— В святых книгах заключены имена Бога моего, — ответствовал святый, — и, если хочешь выслушать, я сообщу их тебе.

— Назови их, — сказал ему правитель.

Тогда святый мученик сказал:

— Бог мой называется Отцом и Вседержителем, Господом Саваофом[23], Царем всех, Спасителем милостивым, милосердым и долготерпеливым. Ему одному приношу я жертву хвалы!

— Какому богу хочешь приносить жертву — это для меня все равно, — только принеси, — настаивал правитель, — ты призван, ведь, не рассуждать, а только принести жертву.

— Так внимай, — обратился святый к правителю, — какова моя жертва.

И подняв руки к Небу, он так помолился Богу:

— Боже вечный, Творец Неба и земли, внимающий всем, истинно Тебе служащим, услышь ныне и меня, раба Твоего, и сокруши в эту минуту глухого и слепого этого бесчувственного идола, да поймут нечестивые народы, какому они поклоняются богу, и устыдятся и уверуют, что только Ты — единый всесильный Бог.

Только что святый окончил молитву свою, тотчас затряслась земля, идол упал на землю и разбился на куски. Правитель и народ, бывший в храме, от страха выбежали вон, и один только святый Василиск остался в храме и пел:

— Да воскре́снетъ бг҃ъ, и҆ расточа́тсѧ вразѝ є҆гѡ̀, и҆ да бѣжа́тъ ѿ лица̀ є҆гѡ̀ ненави́дѧщїи є҆го̀. Ꙗ҆́кѡ и҆счеза́етъ ды́мъ, да и҆сче́знꙋт: [656]ꙗ҆́кѡ та́етъ во́скъ ѿ лица̀ ѻ҆гнѧ̀, та́кѡ да поги́бнꙋтъвсе поклоняющиеся идолам, ѿ лица̀ бж҃їѧ[24].

Спустя некоторое время правитель приказал вывести святаго из храма и, скрежеща зубами в злобе против него, сказал:

— О враг богов наших! Зачем ты обещал одно, а сделал другое? Обещал принести жертву богу, а своим волшебством устроил так, что бог наш, Аполлон, упал и рассыпался.

Святый же ответил:

— Кто сокрушил вашего бога, Тот сожжет и храм его.

Едва только святый окончил эти слова, как упал с Неба огонь на храм Аполлона и спалил его до основания. В страхе правитель и весь народ убежали оттуда. Потом, призвав святаго Василиска, правитель обратился к нему с такими словами:

— О, как велики твои волшебства! Бога сокрушил ты и храм его сжег!

Но святый возразил ему:

— Если бог твой поистине есть бог, как ты его называешь, то пусть он отмстит мне за себя.

— Боги наши добры, — возразил правитель, — и не причиняют никакого зла своим врагам.

— О неразумный человек! — воскликнул святый. — Как бесы могут делать добро, будучи злы по природе своей: они и вас, своих почитателей, вовлекут с собою в ад.

— Окаянный волшебник, — убеждал святаго правитель, — принеси жертву богам; в противном случае я предам тебя лютой смерти.

На это святый ответил правителю:

— Зверь, живущий в лесу, пес, лижущий кровь, Агриппа блудный, образ диавола, мучитель беззаконный! Зачем ты еще меня удерживаешь? Я тороплюсь окончить жизнь свою!

Правитель сильно разгневался на святаго и приказал усекнуть его мечом.

Воины, взяв святаго, повели его вон из города на усекновение к месту, называемому Диоскория; при этом множество народа провожало святаго. Отдано было повеление правителем, чтобы, по усекновении, бросить тело святаго в реку.

[657]Когда усекновен был Христов мученик[25], увидели мы (повествует святый Евсигний), которым дано видеть, страшное чудо: явилось множество святых Ангелов, которые, приняв душу святаго, возносили ее на Небо. Господь наш Иисус Христос виден был стоящим на Небе и говорящим:

— Прииди, добрый и верный раб Мой, Василиск, войди в Небесное Царствие в сонм праведных, где пребывают рабы Мои, взятые вместе с тобой на мучения за Меня.

Мы, все это видевшие и слышавшие, — продолжает повествователь, — упали ниц на землю и поклонились Господу, благодаря его за то, что Он сподобил нас такого видения.

Затем палач, по имени Приск, взяв тело мученика, повлек его к реке. Мы, приступив к нему (говорит Евсигний) просили, чтобы он немного подождал, пока не разойдется народ и дали ему тридцать золотых монет в выкуп за тело мученика. Он предоставил нам тело мученика сказав:

— Смотрите, чтобы кто не узнал и не рассказал правителю об этом; будет тогда неприятность вам и мне.

Мы же, взяв честно́е тело, — продолжает Евсигний, — скрыли его и ночью вынесли его на вспаханное поле, похоронили и на том месте посеяли семена. В ту же ночь семена дали росток, а в следующий день дали цвет и плод. Когда мы копали мученику могилу, то некоторые из нас захотели пить воды; по молитвам святаго Василиска, которого мы призвали, тотчас близ могилы показался источник воды; напившись, мы прославили и возблагодарили Бога. Источник же тот существует и до нынешнего времени, и больные, которые с верою пьют воду из него, получают исцеление.

После всего этого напал нечистый дух на правителя Агриппу, и он стал искать тело мученика, помышляя в себе: «Если бы я прикоснулся к телу Василиска, наверно я избавился бы от несчастия».

И никто не смел сказать ему, что тело мученика было погребено в земле. Некоторые сказали ему:

— Ты велел бросить тело в реку; для чего же теперь ищешь его?

Тогда Агриппа отправился на место, где был усечен Христов мученик, нашел там несколько капель его крови и, собрав [658]ее своими руками вместе с земною пылью, завязал ее в пояс свой. Тотчас он освободился от нечистого духа и уверовал в Господа нашего Иисуса Христа.

Спустя некоторое время, гражданин Комана, Марин, муж благочестивый, построил церковь во имя святаго мученика Василиска и, вынув из земли святые его мощи, перенес их в эту церковь. От мощей святаго совершалось множество чудесных исцелений от всяких болезней, по молитвам его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому с Отцем и Святым Духом воссылается честь и слава, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.