Orthodox cross

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО ДОСИФЕЯ

ученика преподобного Дорофея

‎Блаженный отец наш Дорофей[1], ревнуя о богоугодной жизни и возлюбив иноческое житие, отправился в киновию аввы Серида[2], где нашел множество великих постников, подвизающихся в безмолвии; среди них особенно отличались два великих старца: священный Варсонофий и ученик и сопостник его [337]Преподобный Досифейавва Иоанн, носивший наименование пророка, так как он получил от Господа дар прозорливости. Святый Дорофей вверил себя руководству сих постников и со всем усердием стал подражать им. Вместе со святым отцем Серидом преподобный Дорофей нередко приходил к великому старцу Варсонофию и беседовал с ним, а отцу Иоанну, отличавшемуся даром прорицания, он удостоился прислуживать. Так пребывал блаженный Дорофей в киновии аввы Серида, упражняясь в подвиге послушания. Тогда вышеназванные святые отцы положили, чтобы отец Дорофей устроил больницу и сам имел бы о ней попечение, ибо братия сильно страдали, когда впадали в болезни, — некому было заботиться о них и ухаживать за ними. С Божией помощью преподобный построил больницу при содействии брата своего по плоти, который будучи благочестив и любя иноков, давал святому Дорофею необходимые для постройки средства. С тех пор авва Дорофей с некоторыми другими благоговейными иноками служил больным и странным, считая сие за послушание, возложенное на него отцами обители[3].

Однажды призвал к себе преподобного Дорофея игумен Серид; придя к настоятелю, Дорофей застал у него некоего юношу в воинском одеянии, весьма младого и прекрасного собою: он пришел в монастырь вместе с некоторыми из слуг княжеских, которые пользовались любовию аввы Сериды и часто приходили к нему. Когда пришел отец Дорофей, авва Серид пригласил его к себе одного и сказал ему:

[338]— Вот, эти люди привели сего юношу; они говорят, что он хочет вступить в нашу обитель; я же боюсь, что это сын какого-либо вельможи, который, быть может, что-либо украл или совершил какое-нибудь зло и теперь хочет укрыться: тогда, если мы примем его, нам будет грозить прямая опасность. Думаю я так потому, что ни его одеяние, ни его облик не обличают в нем человека, хотящего подвизаться.

Юноша же действительно был родственником одного воеводы; живший доселе среди богатства, привыкший к изнеженному образу жизни, он никогда доселе не слышал слова Божия. Некоторые же слуги того воеводы рассказывали иногда при нем о Святом Граде Иерусалиме, так что юноша пожелал видеть Святые места и просился у воеводы, чтобы он отпустил его посмотреть на Святый Град. Не желая огорчить его отказом, воевода обратился к одному близкому ему человеку, который намеревался посетить Святые места, и стал просить его:

— Окажи мне свое расположение, возьми с собою сего юношу, чтобы он мог видеть Святые места.

Отправлявшийся взял юношу, оказывал ему всякий почет и много заботился об его удобствах.

Когда путники достигли Святаго Града и поклонились там Святым местам, они пришли также и в Гефсиманию[4]. Там находилось изображение Страшного суда Божия, где были представлены различные виды адских мучений. Увидев сие изображение, юноша внимательно рассматривал его и удивлялся. Неподалеку от себя он увидел честну́ю жену, облеченную в багряницу; она стала объяснять ему мучение каждого из осужденных и, поучая его, прибавила несколько слов от себя. Слыша ее рассказ, юноша молчал и удивлялся, ибо он, как раньше было замечено, никогда не слышал Слова Божия и ничего не знал о Страшном суде. Наконец, обратившись к женщине, он сказал ей:

[339]— Госпожа, что нужно делать каждому, чтобы избавиться от сих мучений?

В ответ на это она сказала ему:

— Постись, не употребляй мяса, возможно чаще молись — и будешь избавлен от сих мук.

Дав ему три таких заповеди, одетая в багряницу жена стала невидима.

Юноша обошел всё то место, тщательно стараясь встретить ее; он думал, что это была обыкновенная женщина, и нигде не мог найти ее, ибо то была сама Пречистая и Пресвятая Дева Мария Богородица.

Наставление таинственной жены произвело на юношу сильное впечатление: умилившись сердцем, он стал строго соблюдать три заповеди, которые дала ему виденная им в Гефсимании Жена. Друг воеводы на обратном пути, видя, что юноша постится и не вкушает мяса, стал скорбеть, опасаясь воеводы, ибо он знал, что воевода сильно любит того юношу. Бывшие с ними воины, видя такое воздержание юноши, стали говорить ему:

— Господин, ведь ты делаешь то, чего не делают люди, живущие в миру. Так поступают только в монастырях. Иди туда, и там спасешь свою душу.

Ничего не зная о Боге и не представляя себе, что такое монастырь, юноша отвечал:

— Возьмите меня и отведите в какой-либо монастырь. Сам я не знаю, куда идти.

Некоторые из воинов, сопровождавших юношу, особенно уважали авву Серида. Посему они и пришли в его монастырь вместе с тем юношей.

Игумен послал блаженного Дорофея поговорить с юношей и узнать, кто он. На все вопросы преподобного Дорофея юноша давал один ответ:

— Я хочу спастись.

Тогда Дорофей пришел к игумену и сказал ему:

— Если ты желаешь принять его, то принимай без всякого опасения. Нельзя ожидать от него ничего злого.

Игумен ответил:

— Окажи ему милость, отче, и приими его к себе, чтобы он мог получить спасение, наставляемый тобою.

[340]Но смиренный инок отказывался и говорил:

— Не могу я взять его к себе, ибо сие выше моих сил, не могу я наставить его на путь спасения.

На это игумен возразил ему:

— Я забочусь и о твоем спасении и о спасении всех вас; ты же не хочешь позаботиться о спасении одного юноши.

— Если ты хочешь того, отче, — заметил Дорофей, — то спросим совета у великого старца Варсонофия.

— Хорошо, — ответил игумен, — я скажу ему.

Отправившись к Варсонофию, игумен возвестил ему обо всем происшедшем. Тогда святый Варсонофий сказал Дорофею:

— Приими сего отрока, ибо Господь чрез тебя благоволит спасти его.

После этих слов блаженный Дорофей с великой радостью принял юношу, поместив его вместе с собой в больнице. Имя тому юноше было Досифей. Когда наступило время обеда, авва Дорофей сказал Досифею:

— Ступай и подкрепи свои силы, только скажи мне, сколько пищи принял ты.

Возвратившись, Досифей сказал:

— Я съел хлеб и пол-хлеба, а в каждом хлебе было по четыре фунта.

Дорофей спросил его:

— Достаточно ли с тебя сего?

Юноша ответил:

— Да, господин мой, сего вполне достаточно с меня.

— И ты не голоден? — спросил Дорофей.

— Нет, — отвечал Досифей.

— В другой раз, — сказал на это авва Дорофей, — ты съешь хлеб с четвертью хлеба, а другую четверть раздели на две части, и одну из них также съешь.

Досифей так и сделал в следующий раз.

— Голоден ли ты? — спросил его Дорофей.

— Да, я чувствую некоторый голод, — отвечал Досифей.

Спустя немного дней блаженный Дорофей снова спросил его:

— Чувствуешь ли ты, чадо, голод?

Юноша ответил:

— Нет, господин мой, твоими молитвами я чувствую себя очень хорошо.

[341]— Теперь ты употребляй только хлеб и пол-четверти другого.

Досифей так и сделал. Чрез несколько дней преподобный Дорофей снова спросил его:

— Не чувствуешь ли ты теперь голодным себя, сын мой?

— Нет, я вполне сыт.

— Раздели, — сказал святый Дорофей, — и другую четверть на две части, одну из них ты можешь съедать, а другую сохрани.

Досифей исполнил слова своего наставника. Постепенно, с Божией помощью, Досифей стал употреблять в пищу вместо 6 фунтов всего только 8 лотов, ибо как и во всем, в пищи важна привычка: каждый ест такое количество, к какому успевает привыкнуть.

Всякое дело блаженный Досифей делал тихо и кротко; он прислуживал больным в больнице, и каждый благодарил его за его уход, ибо он старался всё держать в чистоте. Если же ему от усталости случалось сказать какому-нибудь болящему что-либо с гневом, то он тотчас оставлял больницу, входил в келарню и там плакал. Другие больничные служители старались в этих случаях утешать его, но старание их оставались безуспешными: Досифей оставался неумолимым к себе. Тогда они отправлялись к отцу Дорофею и говорили:

— Окажи милость, отче, узнай, о чем рыдает брат Досифей, мы не знаем сего и не можем его утешить.

Преподобный Дорофей входил и находил ученика своего сидящим на земле и плачущим. Он спрашивал его:

— Что с тобою, Досифей, о чем ты плачешь?

На это Досифей отвечал:

— Прости меня, отче, я в гневе сказал брату моему злое слово.

Тогда авва Дорофей говорил ему:

— Зачем ты гневаешься, Досифей, зачем позволяешь себе с гневом говорить своему брату? Разве ты не знаешь, что, оскорбляя его, ты оскорбляешь Христа?

Досифей склонял свою голову долу и ничего не отвечал. Когда же Дорофей видел, что Досифей уже довольно раскаялся, он тихо говорил ему:

— Бог простит тебя; встань, и с сего дня положим начало твоему исправлению, усугубим свое усердие к деланию добра, и Бог поможет нам.

[342]Тогда Досифей вставал и с радостию принимался за свое дело, как будто получал прощение от Бога. Бывшие в больнице вскоре узнали обыкновение Досифея, и когда они видели, что Досифей плачет, то говорили:

— С Досифеем что-то приключилось, он в чем-то согрешил.

И затем обращались к блаженному Дорофею:

— Отче, ступай в келарницу, там есть для тебя дело.

Когда Дорофей входил и видел своего ученика плачущим, он разумевал, что опять Досифей сказал кому-либо злое слово, и говорил ему:

— Что с тобою, Досифей? Неужели ты опять оскорбил Бога? Неужели ты опять поддался чувству гнева? Неужели ты забыл о своем намерении исправиться?

Когда преподобный Дорофей видел, что его ученик пролил уже немало слез, он говорил ему:

— Встань, Досифей, и да простит тебя Бог; ты же со своей стороны снова постарайся положить начало исправлению.

Утешенный сими словами, Досифей оставлял свою печаль и шел постилать постели, что он делал уже с кротостию. Постоянно исповедуясь пред своим наставником во всех делах своих и помышлениях, блаженный Досифей, постилая для болящих мягкие постели, часто говорил проходившему мимо Дорофею:

— Отче, моя совесть говорит мне, что я хорошо постилаю постели.

На сие авва Дорофей отвечал ему:

— Удивительное дело, Досифей, ты становишься хорошим слугою и отличным постельником, но из тебя не выходит хорошего инока.

Преподобный Дорофей никогда не позволял Досифею иметь к чему-либо пристрастия, и ученик исполнял все заветы своего учителя. Когда для Досифея нужна была одежда, авва Дорофей приказывал своему ученику самому сшить себе одежду и давал ткань. Блаженный Досифей удалялся и исполнял сие поручение с тщанием великим. Когда он кончал работу, авва Дорофей призывал его и говорил:

— Кончил ли ты, Досифей, свою работу?

— Да, мой отец, я хорошо сшил одежду, — отвечал Досифей.

[343]— Иди, и отдай ее такому-то брату (он называл имя его) или больному.

Досифей с радостью исполнял сие приказание своего наставника, а блаженный Дорофей давал ему сшить другую одежду; когда он кончал и сию, наставник его говорил ему:

— Отдай ее такому-то брату!

И Досифей отдавал ее. Он никогда при сем не роптал и не говорил: «Берет мою одежду и отдает ее другому», — но с усердием и любовью совершал всё, что приказывал ему его наставник.

Однажды монастырский строитель[5] принес от кузнеца хороший, острый нож. Досифей взял его, принес к авве Дорофею и сказал:

— Отче, брат строитель принес сей нож; я взял его, чтобы иметь его в больнице, если ты позволишь.

Блаженный же Дорофей всегда имел в больнице то, что было похуже; посему он отвечал Досифею:

— Покажи его мне; я посмотрю, хорош ли он.

Досифей подал нож своему наставнику. Святый Дорофей хотя и видел, что нож хорош, однако, не желая, чтобы ученик его имел пристрастие к какой-либо вещи, сказал ему:

— Так ли ты хочешь, Досифей, чтобы тебе быть рабом сего ножа, и неужели ты не боишься того, что нож сей, а не Бог, будет обладать тобою?

Слыша сии слова, Досифей молчал. Достаточно пристыдив его, преподобный Дорофей сказал своему ученику:

— Ступай, положи где-нибудь сей нож, и не прикасайся к нему.

Блаженный Досифей свято исполнил сие приказание; он даже никогда не осмеливался подать сего ножа кому-либо другому, хотя другие служители и брали его: только он один не касался его; ни разу он даже не подумал:

«Зачем только мне одному приказано не брать его; разве я не равен с другими?»

Никогда не помышлял так преподобный Досифей, но всегда совершал с радостью всё, что приказывал ему его наставник.

[344]Даже, когда авва Дорофей, порицая его, говорил что-либо иносказательно, святый Досифей и в таком случае старался угадать и исполнить желание своего наставника. Так, в его жизни имело место такое происшествие. Сначала Досифей имел обыкновение говорить очень громко. Блаженный Дорофей, желая, чтобы он говорил не так громко, сказал:

— Досифей, надобно принести чашу нерастворенного вина. Иди и возьми сосуд!

Он тотчас же отправился и принес полную чашу вина и хлеб. Подавая сие наставнику, он хотел получить от него, по обычаю, благословение. Дорофей, увидев сие, удивился и спросил его:

— Что ты хочешь сделать, Досифей?

— Отче, — ответил ему ученик его, — ты повелел принести мне сосуд нерастворенного вина; итак, дай мне благословение.

— Несмысленный, — отвечал авва Дорофей, — ты говоришь очень громко, словно готы[6], когда они упьются вином. Посему и я сказал тебе: возьми чашу вина, ибо ты кричишь так же громко, как готы.

Святый Досифей, поклонившись, положил обратно то, что принес, и с того времени стал говорить тихо.

Однажды он пришел к преподобному Дорофею и просил его объяснить одно место из Священного Писания, — ибо, ревнуя о просвещении ума своего, он начал размышлять над некоторыми местами Священного Писания.

Но его наставник не хотел, чтобы Досифей упражнялся в изучении Писания, так как боялся, что тогда он возмечтает о себе и не сохранит смиренного сознания своей нищеты душевной. Посему на вопрос ученика преподобный Дорофей отвечал:

— Не знаю.

В другой раз, когда Досифей снова пришел к своему наставнику и спросил его о другом месте Священного Писания, он получил такой ответ:

— Поди к игумену и спроси его об этом, я же не могу тебе объяснить.

[345]Повинуясь повелению наставника своего, блаженный Досифей отправился к игумену. Но авва Дорофей предупредил игумена:

— Если придет к тебе, отче, Досифей и станет спрашивать о разных местах Священного Писания, нанеси ему удар.

Когда Досифей пришел к игумену и просил его объяснить непонятные места Священного Писания, игумен начал наносить ему удары, говоря:

— Зачем ты не молчишь, если ничего не понимаешь? Зачем ты осмеливаешься спрашивать о сем? Не должен ли ты больше заботиться о своей чистоте, вместо того, чтобы заниматься испытанием Писаний.

Затем, еще ударив его дважды по ланитам, игумен отпустил его. Возвратившись к отцу Дорофею, преподобный показал ему свои покрасневшие от удара ланиты и сказал:

— Игумен нанес мне удар также и по спине, — и больше ничего не прибавил. Он не стал укорять своего наставника, не сказал ему: «Зачем ты не вразумил меня, зачем послал меня к игумену». Нет, ничего подобного не сказал блаженный Досифей; он всё, что приказывал ему наставник его, принимал с верой и тотчас же исполнял его повеление без всякого рассуждения. Когда авва Дорофей спрашивал ученика своего о его помышлениях, Досифей рассказывал их своему наставнику и покорно выслушивал от него все наставления. При этом повеление своего учителя он старался соблюдать с такою точностью, что святому Дорофею никогда не приходилось повторять свои наставления. Так он поступал во всё время своего недолгого пребывания в обители, а пробыл он в ней всего около пяти лет. Так он и окончил жизнь свою, не выходя из повиновения наставнику и отцу своему, совершенно отказавшись от своей воли и не имея пристрастия ни к какой вещи.

Даже о своем здоровье преподобный Досифей нисколько не заботился. Когда он впал в тяжкую болезнь, так что у него шла кровь горлом, то он услыхал, что его болезни могут помочь недоваренные яйца. Преподобный Дорофей, который прилагал все усилия, чтобы излечить от болезни ученика своего, также слышал о сем средстве, но в то время забыл о нем. И вот святый Досифей однажды сказал своему наставнику:

— Отче, я хочу сказать тебе об одной вещи. Я знаю одно средство против моей болезни, но хочу, чтобы ты приказал [346]мне не употреблять его, ибо боюсь, что в противном случае будет возмущать дух мой суетный помысл о выздоровлении.

— Скажи мне, чадо, что это за средство? — спросил преподобный Дорофей.

— Обещай мне наперед, что ты не дашь мне его, — снова стал просить отца Дорофея блаженный Досифей.

— Хорошо, — ответил наставник, — я исполню твое желание.

Тогда болящий сказал ему:

— Я слышал от некоторых, что для таких больных, как я, полезны недоваренные яйца, но прошу тебя, не приказывай мне употреблять их, чтобы суетный помысл о выздоровлении не смущал меня.

— Хорошо, сын мой, я не стану принуждать тебя, как ты сам об этом просил меня. Только ты не скорби и не падай духом.

И действительно, вместо недоваренных яиц преподобный Дорофей давал своему ученику другие средства, помогающие в его болезни. Так святый Досифей, даже заболев тяжкой болезнью, старался отречься от своей воли.

Преподобный всегда имел в уме и на устах память о Боге. Духовный отец его советовал ему постоянно произносить: «гдⷭ҇и і҆и҃се хрⷭ҇тѐ, бж҃е мо́й, поми́лꙋй мѧ̀», и «сн҃е бж҃їй, помозѝ мѝ», и эти молитвы святый Досифей всегда имел на устах своих. Когда болезнь его усилилась, отец Дорофей сказал ему:

— Досифей, не забывай своих молитв, и удвой свои моления!

— Моли, отче, Бога за меня, — ответствовал страдалец.

Когда болезнь усилилась еще более, Дорофей спросил:

— Что, Досифей, творишь ли ты свои молитвы так же, как и прежде?

— Да, отче, по молитвам твоим, я не оставляю сего дела.

Когда болезнь его еще более усилилась, так что Досифей сам уже не мог вставать и приходилось носить его на полотне, — преподобный Дорофей спросил его:

— Продолжаешь ли ты, Досифей, молиться?

— Прости меня, отче, — отвечал больной, — более я не могу молиться.

— Тогда оставь молитву, — отвечал Дорофей, — только поминай имя Божие и имей всегда Его пред своими глазами.

[347]Страдания святаго Досифея все усиливались, и однажды он обратился к старцу Варсонофию с такою просьбою:

— Отпусти меня, отче, более я не могу жить.

Святый Варсонофий послал сказать ему:

— Терпи, чадо, ибо недалеко уже милость Божия.

Видя, что святый Досифей сильно недугует, преподобный Дорофей был весьма опечален этим. Чрез несколько дней болящий снова послал сказать святому Варсонофию:

— Владыко мой, не могу более жить.

На это великий Варсонофий отвечал:

— Иди с миром, предстань пред Пресвятой Троицей и моли за нас пред престолом Вседержителя.

Слыша сии слова великого Варсонофия, иноки стали негодовать; они говорили друг другу:

— Что же великого сделал Досифей? В чем был подвиг его? За что он получил такой ответ от великого старца?

Они действительно не видели особенных подвигов преподобного Досифея, не видели, чтобы он вкушал только через день, как делали некоторые из бывших там иноков; не видели они, чтобы Досифей раньше всех являлся в церковь, не видели, чтобы он проявлял особенное воздержание. Они все видели, как Досифей вкушал пищу, хотя и в небольшом количестве. Они знали, что святый Досифей иногда питался соком, который оставался после раздачи болящим, или головами рыб, или другими подобными кушаньями. А в сем монастыре было много иноков, которые долгое время ревностно подвизались в воздержании, вкушали пищу только через день, постоянно молились; сии, слыша ответ великого Варсонофия, данный болящему, пробывшему не более пяти лет в монастыре, смутились; ибо они не знали безропотного и полного послушания святаго Досифея и не могли понять его великого подвига. Посему-то они и стали роптать, когда услышали обращенные к нему слова святаго Варсонофия.

Но Господу было угодно показать славу, уготованную Досифею за его великое послушание, и вместе с сим пред всеми явить, насколько мудро и скоро наставил преподобный Дорофей своего ученика на путь спасения. Вскоре после преставления Досифея[7], в монастырь пришел один святый старец, опытный подвижник, [348]и был принят с честью. Сей старец, желая увидеть прежде почивших святых отцов обители, молился Господу, чтобы Он открыл ему что-либо о них. Молитва его была услышана, и он удостоился узреть всех отцов обители, стоящих в светлом месте, среди которых находился юноша с веселым лицем. После сего видения старец стал расспрашивать, кто этот юноша, которого он видел среди святых отцов. Когда он описал его наружный вид, все поняли, что это был блаженный Досифей. Тогда все прославили Бога и дивились Его неизреченной милости.

Так преподобный Досифей в малое время достиг великой славы в Царстве Небесном, потому что подвизался в послушании, отвергся воли своей и поработил ее воле наставника своего, как бы Самому Богу. За это он предстоит ныне со всеми святыми отцами на Небесах Живущему, и на смиренных в послушных призирающему Богу, Которому слава во веки. Аминь.

%d такие блоггеры, как: