Православный крест

Житие
святого отца нашего
Григория,
епископа Нисского

image.png

Святый Григорий Нисский был братом по плоти святого Василия Великого, которого он был значительно моложе[1]. Детским воспитанием его занималась та же благочестивая бабка его Макрина, которая учила и святого Василия[2], а первоначальные наставления в грамматике и риторике получил он от своего отца. Дальнейшие уроки, с 12 года своей жизни, когда умер отец его, он слушал у кесарийских наставников красноречия. Знания, приобретенные Григорием в языческой школе Кесарии[3], были потом восполнены самостоятельными научными занятиями и уроками святого Василия Великого, которым Григорий, по его словам, был очень многим обязан. При своих природных дарованиях и прилежании в изучении наук святый Григорий с успехом изучил риторику[4] и философию[5], и готовил себя к званию светского оратора. Но Бог судил иначе, и в самой душе Григория, более склонного в то время к светским занятиям и к изучению светских наук, вскоре произошла перемена. Однажды в имении его матери предположено было совершить празднество в честь перенесения мощей сорока мучеников. Позван был на это семейное торжество и Григорий, обучавшийся тогда в Кесарии. Недовольный тем, что он оторван от своих занятий, и что празднество не было отложено до другого, более благоприятного времени, Григорий равнодушно, без внимания, слушал песнопения Богослужения, происходившего в саду и длившегося всю ночь, и, наконец, удалившись в одну из своих беседок, лег спать. И вот во сне он видит, что хочет войти в сад, но какие-то светоносные воины не пропускают его, и только благодаря заступничеству одного из них ему удается избежать наказания. Это устрашающее сновидение произвело на Григория сильное впечатление, и он, оставив мирские занятия и науки, обратился к чтению священных и душеспасительных книг, а потом вскоре принял на себя обязанности анагноста, состоявшие в чтении Священного Писания в богослужебных собраниях. Однако такая настроенность сначала ненадолго укоренилась в душе Григория. По смерти Юлиана Отступника[6], воспретившего христианам быть наставниками риторики и грамматики, Григорий опять обратился было к любимому занятию, избрав для себя призвание преподавателя риторики, что вызвало недовольство со стороны его друзей и строгие обличения со стороны святого Григория Богослова[7]. Впрочем, Григорий недолго стремился к славе ритора. Вскоре, под влиянием членов своей аскетически настроенной семьи и друзей, он обратился всею душою к изучению памятников веры, оставил мир и удалился в пустыню, поселившись в монастыре, основанном Василием Великим на берегу реки Ириса[8]. Вскоре после того святый Василий, желая иметь в Григории верного помощника для борьбы с арианскою ересью, поставил его во епископа города Ниссы[9]. Святый Григорий действовал как истинный пастырь Христов, доблестно управляя Церковью и охраняя ее мир от козней ее врагов. Благочестивая сестра его Феозва была при нем диакониссою[10] и весьма много помогала брату в делах церковных, так что впоследствии смерть ее была для него великою потерею.

В царствование Валента[11] святый Григорий Нисский подвергся несправедливым гонениям со стороны правителей — ариан[12]. Наместник Понта[13] Демосфен составил в Анкире[14] из покорных правительству епископов Собор, на котором Григорий был ложно обвинен в неправильном употреблении церковного имущества и лишен кафедры. По приказанию Демосфена, святый был схвачен и под стражей отправлен в Анкиру, причем дорогою много пострадал от грубости воинов. Потом он решился бежать и, ускользнув от стражи, скрылся в безопасное место. На следующий год был созван новый Собор из епископов Понта и Галатии в самой Ниссе; святый Григорий не явился на суд и снова был заочно низложен. Но, лишившись кафедры, Григорий не оставался в бездействии: он переходил из одного места в другое, чтобы утверждать Православие и утешать православных. По смерти Валента святый Григорий был возвращен к своей кафедре и с восторгом встречен своей паствой. Вскоре после того он огорчен был смертию святого Василия Великого[15], которого он глубоко любил и уважал, как своего наставника. В годичную память почтил он его надгробным словом и из благодарного уважения к нему, как к своему наставнику, окончил его описание шести дней творения, где недоставало описания человека и где другие желали видеть решенными еще некоторые недоуменные вопросы. В том же году святый Григорий Нисский принимал участие в Антиохийском Соборе[16]. На этом Соборе определено было послать опытного в деле веры мужа для обозрения церквей в Аравии и Палестине, где оскорбляли веру ереси антикомариан, не чтивших непорочного девства Богоматери, и коллиридиан, чтивших Богоматерь, как божество. Для утверждения мира и веры избран был святый Григорий. Перед отправлением в это путешествие он посетил свою старшую сестру, блаженную Макрину[17]. По погребении ее он с успехом окончил в Аравии данное ему на Антиохийском Соборе поручение; но в Иерусалиме, где с благоговейной радостию он посетил священные места, не мог совершить всего того, что было ему поручено, и со скорбию писал, что грехи и заблуждения и там находят крепкую защиту в сердцах людей. Между тем в отсутствие святого Григория в его епархию снова было занесено арианство, которое ему с трудом удалось побороть по возвращении домой. В то же время он принимал участие в избрании епископов для Иворы и Севастии[18] по просьбе жителей, опасавшихся, что преемниками почивших епископов будут еретики. Когда, в царствование Феодосия Великого[19], был созван в Константинополе Второй Вселенский Собор против духоборца Македония[20], то святый Григорий Нисский был там же, вместе с другими святыми отцами, поборником благочестия, возражая и посрамляя противников силою истины на основании Божественного Писания. На этом Соборе старанием святого Григория дополнен был Никейский Символ Веры членом о Святом Духе, причем к Символу были присоединены еще девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый члены. Вообще Григорий Нисский был одним из главных деятелей Собора.

Вместе с другими епископами он участвовал также в утверждении святого Григория Богослова в звании Константинопольского архипастыря и читал ему и блаженному Иерониму[21] свое сочинение против Евномия[22]. Когда против святого Григория Богослова возникла ожесточенная борьба со стороны некоторой части духовенства, зараженного еретическими лжеучениями или расположенного к еретикам, вследствие чего он должен был оставить Константинопольскую кафедру, — святый Григорий Нисский вместе со многим другими всячески старался разрушить эту вражду, но, не будучи в состоянии сделать это, преподал советы о вере и новом призвании преемнику Григория Богослова Нектарию[23], избранному из оглашенных. Во время пребывания своего в Константинополе святый Григорий Нисский произнес две проповеди — одну по случаю избрания святого Григория Богослова епископом столицы, другую — надгробную, на погребении Мелетия, Патриарха Антохийского[24].

Вскоре после Второго Вселенского Собора Григорию пришлось переезжать из одной церкви в другую для приведения в порядок церковных нестроений и утверждения Православия, так как на Втором Вселенском Соборе он был объявлен в числе трех архипастырей охранителем Православия для Понта. В 383 году святый Григорий Нисский был на Соборе в Константинополе, где произнес слово о Божестве Сына и Духа Святаго. В 386 году он снова был в Константинополе и здесь ему, как знаменитому оратору, было поручено произнести слово над гробом любимой всеми императрицы Плакиллы[25]. В 394 году он снова присутствовал в Константинополе на Соборе, созванном для решения вопросов по церковным делам Аравии[26].

Паству свою святый Григорий, как пастырь верный и истинный, ревностно утверждал в вере и благочестии; случалось, что по нескольку дней сряду говорил он ей поучения. В то же время он был ходатаем и защитником несчастных пред судьями, отличался сострадательностью к нищим, терпеливостью, миролюбием и прямодушием. Достигнув глубокой старости, святый Григорий почил о Господе[27], оставив после себя много полезных и драгоценных для святой Церкви писаний[28].

Кондак святого, глас 2:
Церкве божественный иерарх, и премудрости честный тайноглагольник, ниссийский бодрый ум Григорий, со ангелы ликовствуя, и наслаждаяся божественным светом, молится непрестанно о всех нас.

Ин кондак, глас 1:
Оком душевным бодрствуя святителю, бодр пастырь явился еси миру: и жезлом мудрости твоея, и теплым предстательством твоим, вся отгнал еси злославныя яко волки, невредно соблюд стадо, Григорие всемудре.

%d такие блоггеры, как: